116 просмотров

ГЛАВА 7

Шла уже третья неделя работ. После недолгих торгов у Петра Ивановича был выкуплен за ящик водки старый железный гараж, который он отдал вместе с гниющим там Москвичом. Этот гараж нужен был Василичу, как он сам постарался объяснить, для телепортации элементарных частиц во временном континиуме. Пригнав в деревню автокран, гараж Петра Ивановича установили около сарая, где находилось все оборудование.
- Да, даже не верится, что из этого ржавого погреба нам придется отправиться в прошлое, - Козырев стукнул по стенке гаража, и им на головы посыпалась ржавчина с потолка, - вот дерьмо.
- Ладно, все самое сложное уже позади, - оптимистично заметил Мухин.
- Если бы.
- Я имею ввиду, здесь.
Они оба подошли к Волге.
- Если все будет хорошо, то уже завтра мы окажемся в 1982 году, - сказал Козырев.
- Я знаю.
- Следи за дедом. Я прошвырнусь по нескольким адресам. Надо еще денег достать. Шмоток прикупить. Пожрать чего-нибудь тоже не мешало бы.
- Пивка купи на обратном пути.
- Посмотрим.
Козырев похлопал его по плечу и сел в машину.
- Смотри не давай ему пить.
Волга помчалась к Ленинграду. Денег у Козырева уже практически не оставалось. Теперь для него пошла уже настоящая борьба за выживание. Отступать было некуда. В эту идею было вложено все. Если Пэм откажет ему в займе, придется продать что-то из собственной одежды.
Волга остановилась около высотного красивого дома. Козыреву повезло - Памела была дома. Поднявшись на 6 этаж, он позвонил в дверь.
- Привет, Миша, - с не сходящей с ее лица улыбкой она бросилась к нему на шею.
- Привет, привет, - Козырев старался вести себя с прежней непринужденностью.
- Ну, какие у тебя новости? Нашел этого дурака?
- Почти нашел. Думаю, уже завтра я приеду к тебе уже на Мерседесе. Слушай, Пэм, у меня к тебе дело.
- Может, сначала кофейку?
- С удовольствием.
Сидя за декоративным столиком за чашечкой кофе, Козырев ненадолго отложил свое дело. Наконец, он все-таки встал и, поблагодарив гостеприимную хозяйку за прекрасный кофе, поставил вопрос ребром.
- Пэм, мне нужны деньги.
Просьба сильно удивила ее.
- У тебя проблемы? Рэкет?
- Нет, нет, что ты, Пэм? - рассмеялся Козырев, - Бог с тобой...
- Значит из-за этого гада?
- Да нет, успокойся, Пэм, просто хочу толкнуть в жизнь один проектик.
- Ладно, я дам тебе, сколько нужно. Хотя и не верю тебе.
- Пэм, спасибо, - он обнял ее и нежно поцеловал.
Спустившись вниз, он, садясь в Волгу, подумал, что хорошо, что Пэм не заметила, на чем он приехал. Эта мысль вызвала улыбку на его довольно усталом лице. В прекрасном расположении духа он заехал к своему старому приятелю, которого он, правда, уже лет 7 не видел. Павел Сергеевич был человек замкнутый, но веселый и со своими заскоками, как, наверное, и большинство людей его профиля. Дело в том, что Павел Сергеевич был свободным художником. Если нужно было достать каких-нибудь "идиотских" денег, как, например, в случае с Козыревым, надо было прийти по одному из адресов, по которому проживает свободный художник. И Козырев не ошибся. Уже в прихожей Павла Сергеевича он обнаружил картину с непонятным сюжетом, изготовленную из многочисленных советских червонцев.
- Прикольно, - похвалил он творение художника.
- Это не мое детище, - ответил тот, - друзья на юбилей подарили 2 года назад.
- Боже, так это получается, тебе уже 42? Как быстро летит время.
- В точку, брат. Как молоды мы были...
- Как верили в себя, - подпел Козырев.
Павел Сергеевич проводил гостя на кухню и усадил за большой стол.
- Выпьешь?
- Извини, я за рулем.
- Господи, ты меня пугаешь. Если каждый раз пугаться ездить пьяным, далеко не уйдешь.
- Да нет, нет, спасибо, Паш. Я к тебе, в общем-то, по делу зашел...
- Эх, а ведь я почти поверил, что ты просто соскучился по старому приятелю.
- Паш, ей Богу, ни одной свободной минуты. Я с ума скоро сойду на этой работе. А ведь я реально так скучаю на нашей компании. Где они, все наши пацаны?
- Андрюха сейчас в Америке, - сказал Павел Сергеевич, доставая из холодильника бутылку пива, - стажируется.
- А от Олега что-нибудь слышно?
- Нет, - он отглотнул пивка и еще раз попробовал предложить Козыреву.
- Да нет, нет, я не буду, - снова отмахнулся Козырев, - Павел, у тебя остались советские рубли?
- Да полно. Я бросил это дело еще года 3 назад. Выбросить, вроде, жалко. Тебе нужны что ли?
- Очень. Выручи.
- Господи, ты меня пугаешь. Да забирай, прям все.
Козырев вскочил со стула и набросился на приятеля. Затем они пошли в коридор и Павел Сергеевич достал с антресоли огромный чемодан.
- Ничего, что они в беспорядке?
- Да какая разница? Сколько тут?
- Сам не знаю, думаю несколько тысяч, может и больше.
- Слушай, спасибо тебе огромное.
Попрощавшись с Павлом Сергеевичем, Козырев поспешил дальше. Оставалось последнее - заскочить в банк. Как человек практичный, он привык всегда иметь при себе валюту. Поэтому, даже отправляясь в прошлое, он решил пополнить свой капитал несколькими тысячами американских долларов, пусть даже и старого образца. Объехав кучу банков, он таки нашел в конце концов тот, где ему эта идея удалась.
Наконец, довольный и уверенный в своей удаче, он помчался поскорее узнать, как идут дела у Василича и Мухина.

Гараж Петра Ивановича сильно преобразился: к нему теперь протягивалась целая куча высоковольтных проводов. Также на крыше теперь возвышались несколько антенн, каких-то штырей, напоминающих громоотводы. По бокам гаража также установили несколько электромагнитов.
- Ну, - похвалил Козырев работу Василича, - представляю, что там внутри.
Заглушив Волгу, он достал из багажника чемодан с деньгами и быстрыми шагами направился к двери. Та, как обычно, была на половину открыта, и Козырев беспрепятственно вошел внутрь. Василич вместе с Мухиным сидели за столом и допивали 3-ью бутылку самогона. Еще 2 стояли уже под столом. Козырев молча поставил чемодан в кресло и подошел к столу. Те виновато уставились на него, ожидая, что будет дальше.
- Отлично, - мило улыбнулся Козырев, - а я тебе пивка привез.
- Миш, - попытался оправдаться Мухин, - мы все закончили. Все готово...
- Заткнись! - прошипел он, - я тебе верил. Хочешь все запороть?!
Козырев схватил бутылку и запустил ее в стену. Василич, увидев это, бросился за ней и распластался на полу.
- Гаденыш, я вложил в эту операцию все свои деньги, - он схватил Мухина за грудки и приподнял со стула, - кто знает, что он в таком состоянии там напаял?
- Миха, да мы сначала закончили, а только потом сели...
- Ни ему туда лезть, а тебе. И мне. Ты гарантируешь мне, что все там работает безупречно?
Мухин замолчал, не зная что ответить в противовес доводам Козырева.
- Все будет нормалек...., - промычал в полудреме Василич, так и не смогший подняться с пола.
Козырев плюнул на пол и вытащил из допотопного холодильника Василича целую бутылку самогона.
- Да пошли вы все! - он налил себе пол стакана.
Выпив его, он сел за стол и задумался.
- Слушай, - тихо сказал Мухин, сев напротив, - все будет хорошо. Завтра проведем пробный опыт.
- Чего?
- Попробуем отослать пустую машину...
- Волгу?!
- Зачем Волгу? Мало ли тачек? Хотя бы Москвич.
- И что это докажет? Если она даже перенесется, то куда?
- Но она перенесется. Ее не размажет по стенкам гаража, она не сгорит...
- Хватит молоть чепуху...
- Ну что, мир?
Козырев налил себе и Мухину еще по пол стакана.
- Черт с тобой, живи пока, - сказал он отправляя стакан в рот.
- Ну и хорошо.
- Господи, какая гадость, - отодвинул от себя Козырев пустой стакан, - все, пошли спать.

На следующий день Василичу даже не дали похмелиться до тех пор, пока он не наладит всю аппаратуру. Невзирая на его утверждения, что все работает безупречно, Козырев заставил его проверить каждый винтик. Даже крышу сарая, укрепили так, чтобы никакая случайная молния больше не вырвалась на свободу. Наконец, к полудню Василич, ходивший все это время мрачнее тучи, выпил свой заслуженный стакан водки, сразу же повеселел и даже стал шутить. В гараж закатили Москвич Петра Ивановича. Оставив его в одиночестве среди множества обкладок, каких-то зеркал и прочей непонятной электроники, находившейся там, Козырев плотно закрыл двери гаража и отошел подальше.
- Ну, давай! - крикнул он Василичу, который ждал его сигнала в сарае.
Как только Василич повернул тумблер генератора, вся земля вокруг задрожала и устрашающий гул прошелся по всей округе. Козырев в страхе отшатнулся и стал коситься то на сарай, то на гараж. Внезапно кабеля, тянувшиеся к гаражу, накалились до красна, и он увидел, как по ним быстро пробежала ослепительно яркая вспышка, после которой все стихло.
Наконец, из сарая вышел радостный Василич.
- Вот и все, а вы боялись. Делов то. Готовьте стаканы.
Мухин мимолетом слетал в дом за бутылкой и тремя стаканами. Козырев же скептически смотрел на дымящийся гараж.
- Погодите вы, алкашня, давайте сначала проверим, что стало с Москвичом.
Мухин недовольно поставил на землю бутылку и подошел к двери гаража.
- Боже, какой ты невыносимый, - сказал он и отворил двери.
Представившееся всем зрелище заставило всех отпрянуть назад. Часть машины, действительно исчезла, но задняя половина, слегка оплавившись, осталась в гараже.
- Твою мать, - изумился Мухин, - Василич!!!
Как только подбежал Василич, Козырев молча зарядил ему в глаз. Следующим на очереди был Мухин. Поняв, что дело дрянь, тот помчался от Козырева прочь. Так и не догнав его, тот запустил в него пустой бутылкой и вернулся к Василичу. Подняв его на ноги, Козырев взвалил его на себя и потащил к гаражу.
- На, смотри! - заорал он Василичу в ухо и пихнул на заднее сидение, которое теперь было единственным в дымящейся половине Москвича.
- Миша, ты что?! - истошно завопил Василич, глядя как Козырев идет к выходу.
- Сейчас посмотрим, как твоя машина работает. Безупречно или, все-таки, есть, что надо доработать?
- Погоди!!
- Счастливо оставаться...
Козырев запер за собой двери, и в гараже наступила гробовая тишина. Василич сидел ни жив, ни мертв. Вскочив на ноги, он побежал к выходу и начал бешено колотить в дверь.
- Мухин!!!! - заорал он, что есть силы, - спасите!!!!
Дверь открылась, и Козырев вытащил полуобморочного Василича на улицу.
- Еще один подобный прокол, и я тебя, действительно, отправлю куда-нибудь в 37-ой, прямиком в НКВД!
- Все будет нормально..., - заикаясь от шока, сказал Василич.
Мухин все это время стоял метрах в 20 от гаража и следил за Козыревым.
- Иди сюда, не бойся, - крикнул ему тот.
- Ты успокоился? - не доверяя, крикнул Мухин в ответ.
- Подойди и узнай.
Мухин подошел к сидящему на снегу взмокшему от шока Василичу и еще раз посмотрел на заднюю часть Москвича.
- Что ты напутал? - отвесил он ему оплеуху.
- Да черт его знает, - обиженно сказал тот, - думаешь, так просто? Все нормально работало, пока этот не появился.
- Василич, у нас нет времени, живо за работу, - позвал Козырев.
Василич встал с земли и поплелся обратно в сарай. Мухин с виноватым видом подошел к Козыреву.
- Хорошо, что опыт сделали.
- Хорошо.
- Теперь еще один будет?
- Ну, если ты не хочешь, можно попробовать отослать тебя одного прямо сейчас.
- Да нет, спасибо.
- Нужна еще тачка.
- Зачем? Есть же половина Москвича.
- Тогда мы посадим тебя в Москвич и снова запустим машину!
- Не надо.
- Тогда доставай другую!
- О Господи...
На все про все у Мухина ушло пол дня. Уже вечером к дому Василича подъехало 3 машины: 21 Волга, УАЗ и "Копейка", которая на тросе катилась за УАЗ'ом.
- Ну все, ребята, спасибо вам огромное, - пожал руку Мухин одному из ментов, когда "Копейку" подкатили к гаражу.
- На ладно, тебе спасибо за водку. Странно тут у вас. Слухи ходили, тут мерин прямо посреди дороги в воздухе расплавился. Ужас.
- Брехня, - отмахнулся Мухин, - ну, бывайте.
Менты сели в УАЗ и уехали. Козырев подошел к "Копейке" и заглянул в салон.
- Вот видишь, я же говорю, нет ничего невозможного.
- Она мне двух ящиков водки стоила!
- Мне вся эта идея целого состояния стоила и, как видишь, я не плачу. Ладно, давай закатим ее в гараж и сразу проверим.
- Что, прям сейчас?
- Да, прям сейчас.
Закатив "Копейку" в гараж, который Козырев заблаговременно освободил от останков Москвича, Мухин устало присел на передний бампер и вытер пот со лба.
- Я, кстати, сигарет прикупил в городе, кто знает, что там курить придется?
- Это ты молодец.
- Что там с дедом?
- Не разговаривает со мной, обиделся.
- Ну ты тоже хорош, зачем так круто?
- Согласен, но все-таки, представь, что бы стало с нами, окажись мы в этом Москвичонке?
- Да, - вздохнул Мухин, - черт, не весело.
Оставив его наедине с машиной, Козырев пошел в сарай, где Василич долаживал всю аппаратуру, или делал вид, что долаживал.
- Василич, - тихо позвал его Козырев.
Тот обернулся и молча посмотрел на него.
- Ты это, извини меня за сегодня. Я, честно говоря, и не собирался тебя никуда отсылать. Просто, ты тоже должен понять, и так весь на нервах, так еще...
- Ладно, все в прошлом.
- В том то и дело, - улыбнулся Козырев, - ну что, ты готов ко второму испытанию?
- Всегда готов.
- Тогда жди сигнала.
Заперев гараж, Мухин с Козыревым отошли от нег метров на 30.
- Врубай!!! - заорал Мухин так, что слышно было, наверное, даже в центре Питера.
Тут же повсюду стало темно. Опять по всей деревне вырубило электричество, лишь только дом Василича оставался, как и прежде, освещенным. На этот раз земля не дрожала, но провода, как и первый раз, стали красными, и по ним пробежала вспышка, которая ночью показалась еще ярче. Затем все стихло
Василич вышел из сарая уже с меньшим оптимизмом, чем раньше. Все устремили взгляды на гараж. Как ни странно, он не дымился. Как будто ничего не произошло. Козырев, будучи уверенным, что "Копейка" стоит на прежнем месте, смело отворил защелку и распахнул ворота. Изнутри повалил густой горячий пар, который мешал увидеть то, что было там.
- Назад, назад, - крикнул он и оттащил от ворот любопытного Мухина.
- Ее там нет! - закричал тот.
- Не торопись с выводами, может, этот пар ядовитый?
Наконец, весь пар ушел в небо, и всем стало ясно, что машина действительно исчезла, причем полностью.
- А теперь неси бокалы, - радостно закричал Козырев, - ну Василич, ну молодец! Вот теперь, действительно, молодец!
- А вы думали, - гордо заявил тот, - да что бы вы, вообще, без меня делали?
Распив бутылку самогона, они решили не откладывать отправку в долгий ящик.
- Василич, - обнял его Козырев, - давай, запускай свою херовину.
Мухин первый раз видел Козырева в таком состоянии, но пьяным он нравился ему гораздо больше трезвого.
- Муха, ты готов к труду и обороне?
- Что-то мне страшно.
- Тогда тащи еще водки. Мне уже не страшно.
Последовав совету Козырева, Мухин притащил еще бутылку.
- Слушай, - вдруг спохватился он, едва не сделав глоток, - а мы же не записали его послание самому себе.
- Не ссы, - Козырев забрал у него бутылку, - папочка обо всем позаботился, пока ты "Копейку" рожал. Все в сумке в багажнике. Главное, ты оружие не забыл?
- Нет...
Козырев еще раз хлебнул из горла и обнял Мухина, Чуть не завалившись на него.
- Муха, если я не выживу, знай, ты хороший мужик.
- Ты тоже, - Мухин также сжал Козырева в объятьях.
Тут подбежал Василич. В руке у него была бутылка.
- Ну все, мужики, заезжайте потихоньку в гараж.
- Садись за руль, - кивнул Козырев Мухину, - я слишком пьян.
Мухин нырнул в Волгу и задом въехал в гараж.
- Чертежи, схемы у вас, запись мы сделали...,- сказал Василич, - ладно, удачно вам добраться,.
- Ну это от тебя зависит.
- Прежде всего, отыщите меня, и только потом принимайтесь за машину и парней.
- Василич, - растрогался Козырев и крепко сжал деда в объятьях.
- Бывай, старый черт, - подскочил Мухин и запрыгнул прямо на них, - я еще вернусь, тогда побухаем!!!
- Ну, с Богом, - сказал Василич, кое-как вырвавшись из их объятий.
Мухин и Козырев сели в Волгу, и Василич закрыл за ними дверь, помахав им на прощанье рукой и перекрестив уже закрытые ворота. Стало совсем темно. Оба молчали. Было слышно лишь, как булькает самогон в бутылке. Вдруг зажегся свет. С каждой секундой он становился все ярче и ярче.
- Все, началось, - тихо сказал Козырев, сжимая подлокотник.
- Василич!!!! Врубай!!!!!! - заорал Мухин и припал к горлышку.
От яркого света стены потеряли свои очертания, казалось, что машина висит в воздухе. Козырев больше не мог выносить этого жуткого света и зажмурился. Когда он снова открыл глаза, вокруг опять была темнота.



К оглавлению
На мобильных устройствах страница администртора недоступна!