118 просмотров

ГЛАВА 6

На следующий день Карненко, похмелившись, отправился прямо с дачи на работу. Больничный уже закончился, да и рапорт надо было сдавать. Итак почти 2 недели тянул. Договорившись с Петром, он взял его Москвич, а волгу загнали в гараж, где тот занялся ее капремонтом. Было решено ее перекрасить, благо у хозяина завалялся в погребе старенький поливизатор. Заодно, Карненко обещал достать на работе новые номера.
Пока Петек возился с машиной, Козырев начал допрос панков.
- Ну, и как же вас так угораздило? - присел он перед Серапуном.
- А что я-то? Надо было у Фили спрашивать. Он единственный, кто не спал в ту ночь.
- И он вам ничего не говорил?
- Нет. Сказал, что сверху на нас упало что-то горячее и все, темнота. Потом нас в ментовку, потом в дурку.
- Вы хоть понимаете, где вы сейчас находитесь?
- Конечно. А где?
- Вы в 1982 году в деревне "Большие Бодуны". Как вам это?
- Час от часу не легче..., - Серапун налил себе еще водки, но, едва глотнув, выперхнул все назад, - где?!!!!
Потап все так же сидел рядом и смотрел в одну точку, на колено Козырева.
- О сказал, в1982-м, - тихо повторил он, - я сразу понял, что тут что-то не чисто.
- Черт, а как же там Филя?!
- Кстати, о Филе. Когда он смылся.
- 4 дня назад. Приударил, потаскун, за одной бочкой, пообещал трахнуть. Неделю убеждал, и убедил все-таки. Она, дура, повелась, да и выпустила однажды ночью в свое дежурство. К себе в палату потащила. Больше я его не видел. Но на утро вся больница вверх дном стояла. Нас раз 7 к глав. врачу вызывали. Эта бочка, кстати, до сих пор по нему сохнет. Пыталась из нас выбить, где он ныкается, а мы то разве знаем.
В другом углу Мухин отпаивал своих друзей-ментов.
- Да, парни, даже не верится, что мы с вами снова вместе. Черт, Витька, я даже по тебе соскучился.
- Да, до сих пор не верится, что мы выбрались оттуда. Жаль тебя с нами не было. Так весело.
- Ну, как видите, мы тоже не бездействовали.
- Я как чувствовал, что ты все-таки нас не бросишь. Только я хотел бы уточнить одну маленькую деталь, как мы вернемся назад?
- А об этом надо спросить нашего гения. Василич!!!

Сторож со стажем Василий Петрович Донцов пришел на свою смену на КПП № 1 Кирилловского психиатрического диспансера, где, кстати, и держали когда-то Филю, ровно в 20:00. Распив со сменщиком чекушку, он проводил его и расселся в кресле, читая свежую "Правду". Все было спокойно. В полночь он заварил себе крепкого чаю и, отпив немного, продолжил чтение газеты. Вдруг прямо перед его окошком проползла чья-то тень. Это его насторожило. Он осторожно выглянул на улицу: ночь, вроде бы, ничего особенного. Но вдруг вдалеке что-то громыхнуло. Он тут же заперся изнутри и снова подбежал к маленькому окошку.
- Что за черт? - выругался он, всматриваясь в ночную мглу.
Спустя минуту из ночи, казавшейся еще мгновение назад совершенно безобидной, возникла огромная толпа, которая росла с каждой секундой. Это были панки. Вооруженные трубами, глушителями, цепями они шли прямо на штурм психушки. Сторож метнулся к телефону, но едва он снял трубку, как в дверь дежурки кто-то постучал...
- Ага, сейчас открою, - подумал он, набирая номер ближайшего отделения милиции.
Но визитер не стал ждать и вышиб дверь ногой. Заметив внутри Василия Петровича, звонящего куда-то, он тут же размозжил телефонный аппарат опустив на него с размаху глушитель от КамАЗ'а. После этого сторож запомнил лишь несколько секунд, как тот же глушитель вновь направляется, но на этот раз уже к нему.
На территории ОПБ становилось жарко. Панки пробирались через КПП и разбредались по больнице. Несколько дежурных мед. братьев наивно пытались забаррикадировать центральный вход в надежде хоть как-то сдержать наступление. Им удалось задержать их где-то минуты на 3, пока они крушили в щепки всю мебель, которую мед. братья туда накидали.
Во главе этой упитой армии шел бравый Филя. Как истинный панк он не мог предать страдающих в заключении друзей и собрал себе в помощь 60 человек. Мед. братья, которые, поняв негодность своих укреплений, стали спасаться бегством, далеко убежать не смогли. Их настигли уже на 2 этаже. Немного помутузив негодяев, панки забрали у них ключи от камер и стали на глазах у обомлевших от шока охранников выпускать на свободу всех психов.
- Прошу вас не надо...., - завопил кто-то из них.
Тут к ним подошел Филя.
- Помнишь меня, помнишь?! Где мои друзья?! Их что, перевезли?
Но те молчали, словно партизаны на допросе. Затолкав их всех в одну камеру, панки заперли их там и продолжили веселье, сопровождающееся вскрытием камер. Так они достигли четвертого этажа. Филя еще раз обошел все камеры. Та, где они сидели все также пуста. Зато оказалась не пуста комната дежурной медсестры. Сегодня по иронии судьбы ей оказалась доверчивая и ранимая Зоя Адольфовна, которая и помогла Филе осуществить свой коварный замысел, закончившийся побегом. На этаже уже вовсю разгуливали психи вперемешку с панками, но из-за того, что Зоя Адольфовна задремала, она не сразу поняла, что к чему. Наконец, Филя вскрыл последнюю камеру, отомстив тем самым всему персоналу больницы за свои злоключения, и бросился к остальным помочь им теперь все тут разрушить.
Зоя Адольфовна оказалась одна среди этого безумства. В сущности, что она могла сделать против сотни отморозков, у которых не все дома. Но Зоя Адольфовна была не из тех, кто быстро ломается и начинает паниковать, нет, она в свои 35 была еще бодрячком, да и габариты ее были весьма внушительными: 105 - 69 - 99. Засучив рукава повыше, она просто оттолкнула от себя уже пытавшегося скрутить ее панка, и пошла прямо на бушевавшую толпу. Схватив за шиворот парочку, крушившую телефонную будку, стоявшую на этаже, она забросила их так, что они в полете положили еще человек 10. Так же случилось еще с пятью неудачниками, которые не успели отбежать подальше от разозлившейся гром бабы. Теперь уже никто не пытался напасть на нее в одиночку. Наконец, когда на ней повисло сразу человек 15, она немного приутихла. Панки стали пытаться затащить ее в одну из свободных камер, но, когда до той оставалась не более двух метров, произошло непредвиденное. На свою голову из толпы вынырнул Филя. Никто не ожидал того, что Зоя Адольфовна питает к нему какие-то чувства. А она питала. Выпрямившись в полный рост, она раскидала всех висевших на ней панков. Они смогли еще хоть как-то сдерживать не более 5 секунд, но этого вполне хватило Филе, чтобы понять свою ошибку и скрыться в толпе. Зоя Адольфовна словно бульдозер пошла за ним. Теперь уже никакая толпа не могла ее остановить. Пробежав по всему этажу, она все-таки потеряла его из виду. Десятка 2 панков рискнули ее скрутить. Со злости она стала яростно разбрасывать их по углам, но силы все равно начали ее покидать. Когда панков набралось человек 30, они с трудом все же смогли запихнуть ее в камеру и заперли ее там на ключ.
Вдоволь наглумившись над психушкой, панки стали расходиться. На все мероприятие у них ушло чуть больше 20 минут. Естественно, милиция тоже не заставила себя долго ждать. Панки едва успели сделать наги, прежде чем первая машина подкатила к зданию. Часть психов увязалась за толпой панков, еще несколько ушли гулять по городу, на большинство выпущенных на свободу все-таки удалось задержать прямо на месте. Когда из камеры, наконец, выпустили бравую мед. сестру, она еще долго не могла прийти в себя и, вцепившись в одного из ментов, долго орала ему в ухо.
- Приведите мне Моисеенко!!!!!!!!!!
Пришлось ее скрутить, что смогли сделать лишь человек 15 ментов и подключившихся к ним мед. братьев, и увезти в кутузку.
По итогам допроса всего мед. персонала больницы, правоохранительные органы приняли решение провести неотложные массовые рейды по всем возможным местам скопления панков.

- Ты ничего не путаешь? - еще раз переспросил Козырев, когда Карненко сообщил ему о готовящихся рейдах по отлову панков.
- Нет. Я думаю, это был именно ваш 5 дружок. Хотел вызволить из психушки всех остальных, да опоздал малость.
- Ты сможешь помочь?
- Попытаюсь. Сделаю, что смогу, чтобы перехватить его раньше, чем они. Но, вы тоже должны понять, я и так уже почти вошел в список подозреваемых.

Филя сидел на стуле и курил сигарету. Должность детсадовского сторожа он получил всего дня 3 назад, и теперь здесь частенько зависали толпы панков. Особенно по ночам. Благо детсад был не рабочим. Детей выселили из-за проходившего тут ремонта, о котором забыли еще пол года назад. С трудоустройством ему помогла его новая пассия, которую звали, к его большому удивлению, Памела. Ей было 17, они познакомились на квартире у какого-то левого знакомого.
В этот вечер исключения делать никто не собирался, и уже к семи часам вечера к детскому саду начали подтягиваться первые панки с гитарами и выпивкой. Чрез пол часа весь сад уже ходил ходуном. Врубив старенький проигрыватель "Школьник", использовавшийся для проведения музыкальных занятий с детьми, Филя не нашел ничего лучше, чем загнать туда пластинку с пионерскими гимнами типа "Веселый барабанщик". Сделав музыку погромче, он бросился в пляс с каким-то другим панком. Количество выпивки и пустых бутылок увеличивалось кратно увеличению толпы, собравшейся в здании. Кого-то из них Филя уже знал, но основная масса была ему не знакомой, хотя этого его не сильно беспокоило. Главное, что ему было весело. Вопреки беспокойствам Серапуна, он уже давно был в курсе того, где, или вернее когда, он находится. Об этом он случайно узнал от Памелы, но решил, что будет лучше, если она ничего не узнает.
Кто-то не выдержал и сменил пластинку на более современную. Заиграли "Би Джиз". Многие этого даже не заметили.
- Привет, - вдруг услышал Филя над самым ухом, когда он колбасился на полу.
- Привет, - сказал он, поднимаясь с пола, - все в порядке?
- Конечно, потанцуем?
Термин "потанцуем" подразумевал под собой несколько иное действо, нежели медленный танец под какую-нибудь балладу Криса Де'Бурга. Раздевшись по пояс Филя и Памела бросились в толпу, на ходу обливая друг друга портвейном. Когда бутылки опустели, они повалились на пол в жарких объятьях. В это время все остальные стали поливать их всем, что попадалось им под руку. Так продолжалось минут 5, затем, набесившись вдоволь они встали. На их место тут же повалились еще человек 8.
- Пошли наверх, - потянула Пэм.
- Погоди, - Филя достал из ящика 2 бутылки портвейна, - теперь пошли.
Поднявшись на второй этаж, где располагались спальные отделения для детей, Филя зажег свет и протянул одну бутылку Памеле.
- Выключи..., - попросила она.
Как только он выполнил ее просьбу, она набросилась на него. Тот по-пьяни, естественно, не смог устоять на ногах и с грохотом повалился вместе с ней на детскую кроватку, которая была раза в 1,5 меньше его самого. Поняв, к чему идет дело, Филя аккуратно поставил бутылку на пол, чтобы ничего не пролилось. Пэм тем временем в ярости срывала с себя все остатки одежды, которые представляли из себя драные джинсы в заклепках и армейские ботинки, которые были размера на 2 больше ее собственной ступни.
- Ну давай же, преступник!!! Возьми меня, - заорала Пэм, заметив, что Филя осторожно тянется к бутылке.
Филя, поняв, что идея с портвейном накрылась, стал неторопливо стаскивать с себя промокшие алкоголем штаны. Действовал он медленно и Памела в бешенстве дернула их на себя так, что они затрещали по швам.
- Осторожнее..., - возразил было Филя.
- Заткнись!
Как только штаны оказались где-то на люстре, девушка бросилась на Филю, и их губы слились в страстном поцелуе.
Внизу продолжалась пьянка-гулянка. Человек 6 поднялись на верх, где кувыркались Пэм и Филя, но, увидев ходящую ходуном детскую кроватку, они поняли, что ошиблись дверью, и тут же удалились.

- Феликс, - блаженно прошептала Памела, когда они уже изможденные просто валялись в кровати, - ты меня любишь?
- Зови меня просто Филя...
- Простофиля?
- Да...
Она снова впилась в его губы. Тут музыка внизу стала еще громче, и послышался звон разбитых бутылок.
- Так ты меня любишь? - не отставала Пэм, не обращая на грохот внизу никакого внимания.
Допив бутылку портвейна, Филя отбросил ее в сторону и уставился на девушку.
- Хочешь, я возьму и прямо сейчас расскажу тебе всю правду о себе? Об этом никто не знает, и ты будешь единственной, кому я открою этот секрет.
- Конечно. Ты голубой?
- Очень смешно, Пэм. Так ты готова принять меня в ином ракурсе?
- Давай, давай, ты меня заинтриговал.
- 31 декабря 2002 года я...
- Когда?!
- Не перебивай, Пэм. 31 декабря 2002 года я и еще 4 человека каким-то образом оказались здесь в марте 1982-го. Пэм, я не сумасшедший. Я не физик, я панк, и не могу объяснить, что произошло той новогодней ночью...
- Хватит. Зачем ты мне это сказал?
- Я просто хотел поделиться наболевшим...
- Наболевшим? Ты думаешь, я дура? Если я потрахалась с тобой, то это еще не значит, что я полная идиотка и куплюсь на такую херню!!! Понял, кретин?
- Я кретин?
- Да, причем полный, вонючий, вечно бухой кретин. А может ты гомик? Ты ведь все это придумал, чтобы избавится от меня, да? Мол, двум людям из разных измерений не суждено быть вместе.
- Да я просто...
Памела в ярости запустила в него пустой бутылкой, но Филя успел увернуться и бутылка, пролетев у него над головой, угодила в оконное стекло.
- Пошел к черту отсюда!!! - заорала она в истерике, когда звон осколков затих.
- Я думал, что ты меня поймешь..., - обиженно промямлил Филя, направляясь к двери.
Когда он уже подходил к лестнице сзади его нагнал ботинок Памелы, запущенный ею же. Получив удар по голове, Филя скатился вниз прямо к ногам какой-то пьяной байкерши.
- Вау, вот это подфартило, - обрадовалась та и подняла его на ноги, - пойдем выпьем, красавчик.
Но Филя прошел мимо и вытащив из ящика целую бутылку водки побрел на улицу. обойдя вокруг здания детсада раз 10, он в итоге приземлился где-то на детской площадке. Конечно, за его жизнь случались подобные драмы, кончавшиеся и более крупными истериками, но раньше водка безотказно лечила любые сердечные расстройства. В этот раз даже пить не хотелось.
- Может пойти и извиниться? - начал рассуждать он, глядя на бутылку в руке, - а за что? Нет, лучше нажраться и лечь спать прямо тут в грязи. Так ведь неохота. Может, повеситься? Вот всем завтра сюрприз будет. Нет, глупо. Или я рехнулся, или я ее люблю. Но как?! Она же из прошлого, а я из будущего. Черт, она мне в матери годится, ну, хотя бы, в тетки, но никак не может быть моей девушкой. Нам не могло быть суждено вообще встретиться...
Так, в философских рассуждениях о бытие мирском опустело пол бутылки. Филя даже удивился. Вдруг сзади него зашевелились кусты. Почуяв угрозу, он вскочил на ноги. Сзади, пытаясь его схватить, на лавку повалился мент. Не долго размышляя, Филя огрел его бутылкой по голове и бросился на утек. Но он не успел пробежать и 20 метров, как откуда-то сбоку на него повалилось еще человека 3 мента.
- Пацаны, шухер!!!!! Памела!!!!...., - заорал он, что есть силы, пытаясь докричаться до толпы.
Тем временем в здание детсада уже заходило человек 30 ментов с собаками. Филе тут же закрыли рот какой-то грязной тряпкой, чтобы он не кричал лишнего. Тут он почувствовал рядом с собой сильный запах спиртного. Это к нему, держась за голову, из которой ручьем лилась кровь, подошел тот, которого он огрел бутылкой. Он злобно оскалился и присел рядом с Филей на корточки.
- Ну, гаденыш, ты мне в участке за все ответишь...
Размахнувшись он со всей дури заехал панку ногой под ребра, а затем еще несколько раз попрыгал на нем. В глазах у Фили потемнело, и он потерял сознание.

К оглавлению
На мобильных устройствах страница администртора недоступна!