119 просмотров

ГЛАВА 5

На следующее утро Карненко умчался выяснять, куда поместили 5 человек из Мерседеса. Козырев с Мухиным остались в деревне с Василичем. Посадив его перед монитором, они стали крутить ему одну и ту же запись, попутно объясняя ему некоторые ужасные подробности его дальнейшей жизни.
- Ну что, веришь?! - спросил Козырев после 24-го сеанса.
- Вы просто следили за мной, - неожиданно смело возразил Лавров, - это не я! Это не могу быть я... я... я не алкаш!...
- Нет ты алкаш! - перебил его Мухин.
- Нет!!
- Да!!
- Нет!!
- Да!!
- Нет!!!!!!!!
- Да, черт возьми!!! Да!! Да!!! Да!!! Ты - АЛКАШ!!!, - Мухин заржал и стал пританцовывать вокруг ревущего в истерике Лаврова.
- Мухин, оставь его, - не выдержал Козырев, - пошли выйдем.
- Я еще вернусь, - подколол Мухин.
Козырев снова запустил ролик на ноутбуке и потащил его к выходу. Василич остался перед монитором и стал в 25 раз смотреть на свое будущее. Досмотрев ролик до конца, он осторожно дотянулся до мышки и стал изучать содержимое жесткого диска.
- Господи, что делаю?... - пробормотал он шепотом.
Но любопытство взяло верх, и через минуту он уже жадно копался в компьютере, поражаясь его возможностям. Он даже научился различать типы файлов, понимая, где текст, где музыка, где видео. Нажав на очередной значок, он тут же отпрянул назад. На экране вдруг возник опять он сам, но на этот раз абсолютно вдрыск. Старый алкоголик просто дурачился перед камерой, так же за камерой слышался заплетающийся голос Мухина, чаще переходящий в истерический хохот.
- Димыч!!!! - заорал дед в камеру, вероятно, обращаясь к самому себе, - я тебе кое-что расскажу про твое прошлое, то есть, черт, про будущее.
Снова послышался ржач Мухина, и камера начала сильно трястись. Прошло около минуты, прежде чем она снова заняла свое положение.
- Помнишь экзамен по химии? Январь 1974-ого? Конечно, помнишь, куда же ты денешься. Так я тебе скажу, не бери с собой учебник по сплавам, он тебе не пригодиться, у тебя будет 9 билет, зато спалишься с ним, и Каблук, сволочь, тебя выгонит.
- Зачем ты ему это говоришь, если это уже случилось? - сквозь смех спросил Мухин.
- Не знаю...., - опомнился Василич и сам заржал.
Снова камера стала трястись.
- А, слышь, Димыч, - снова заговорил Василич.
В этот момент камера повернулась и на весь экран возникла пьяная харя Мухина.
- Привет, Димыч!!! - заорал он.
- Поверь мне, - продолжил Василич, - брось эту суку, я имею в виду твою жену. Я-то ее уже женой не считаю. Она предательница. Уйдет к этому гаду Холодкову....
У Лаврова перехватило дыхание. Он уже хотел зашвырнуть этот чертов ноутбук куда-нибудь об стенку, но страх перед Козыревым помешал ему это сделать. Он остановил ролик сам и вскочил со стула. Сделав вокруг стола несколько оборотов, он сел на диван и задумался.
В голове стучало как на наковальне. Этого не может быть. Но почему он, почему не кто-то, а именно он. За что. Еще 5 дней назад он был обычным человеком. Никому не мешал, ничем не выделялся из общей толпы советских граждан. А теперь? Что дальше, бежать прочь, или остаться и принять суровую действительность такой, какая она есть. Почему они не показывали ему эту запись? Специально? Почему? Не правда, не правда, не правда. С этой мыслью он попытался успокоиться и сделал еще несколько оборотов вокруг стола. Но это не помогло. Лавров снова покосился на монитор. Нет. Нет... а, если правда? Что, если этот небритый опустившийся алкоголик и есть ключ ко всем его вопросам и переживаниям. Что если это и есть ...он сам. Боже. Он снова сел и достал из кармана пачку "Беломора". Он бросал курить. Продержался ровно пол года. Но теперешнее нервное расстройство заставило его начать заново.
Вошли Мухин и Козырев. Заметив то, что Василич ведет себя как-то странно, Козырев полез в ноутбук.
- Что это? - спросил он Мухина, указывая на файл под именем 000001gytio.
Мухин уставился на монитор, пытаясь прочитать странное имя файла.
- Не знаю...
- Нет, - взмолился Василич, - не включайте!
Но тот все-таки нажал на пуск.
- Да, и еще Лавров, - снова послышался пьяный говор старого Василича, - поменьше бухай...
Тут запись оборвалась, оказалось, Лавров не досмотрел всего пару секунд.
- Мухин, это ты сделал?
- Э..., - пробормотал тот, вспомнив одну из последних бухаловок перед отправкой, - да..., мы просто проверить хотели...
- Чего?
- Да я забыл совсем про эту съемку.
Василич обреченно склонил голову на колени. Те уставились на него.
- Стало быть, вы говорили правду. И я, действительно, алкоголик?
- Стало быть. Но судьбу можно изменить. Считай, что мы дали тебе второй шанс.

Вечером появился Карненко. Он был как всегда веселый и жизнерадостный. С собой он привез 2 каких-то пакета.
- Муха, - сказал он, - давай, переодевайся. Сейчас посмотрим, как это будет на тебе сидеть.
- А что это?
- Форма.
Мухин взял пакет и недоверчиво посмотрел на его содержимое.
- Круто, - улыбнулся он и пошел с ним в другую комнату.
- В общем, так, - продолжил Карненко, оставшись наедине с Козыревым, - ваши парни в Кирилловском псих. диспансере.
- Это хорошо или плохо?
- Сам не знаю, но, в любом случае, хорошего там мало.
- Он далеко?
- Не так, чтобы очень. Думаю, час езды.
- Охрана там есть?
- Есть. С десяток мед. братьев, да дежурный наряд. Надеюсь до него не дойдет. Форма должна сработать.
- Я возьму валюту.
- Хорошо, если не удастся заставить их силой, придется заплатить.
Тут вошел Мухин.
- Ну как?
- Нормально, вроде бы даже размер твой...
- Понятно, значит тебе не нравится?
- Почему? Мне очень нравится.
- Ну я же вижу, что нет!
- Да с чего ты взял?!
- Клянись, что тебе нравится!
- Парни! Хватит! - топнул ногой Карненко, - в общем так, завтра едем туда. Подготовьтесь основательно. Будет жарко.
- Может, просто заплатить им? - спросил Козырев.
- Не дождутся! Заплатим, если все остальные силовые методы не помогут.
- А может все-таки, наоборот?
- Нет!
- Ладно, будь по-твоему. Это твой план.
Весь остаток дня Карненко возился с машиной. Он кое-как придал крышке багажника более-менее живой вид и заменил номера дяди Леши на менее криминальные. Скорее всего их Волга уже была объявлена в розыск.
Как обычно, вечером все собрались за столом обсудить итоги прошедшего дня, а заодно и снять напряжение.
- Ну что, нашлись ваши панки? - спросил Петр, разливая свежий самогон по стаканам.
- В психушке в Кирилловском.
- Круто, у меня туда же деда сдавали, когда он до белки однажды допился. Повсюду фашистов видел. Там глав. врач, вообще, урод. Ему самому лечиться надо.
- Шмайсер под ребра, и сразу паинькой станет, - засмеялся Карненко.
- Нет, я считаю, что сначала надо попытаться договориться, - сказал в противовес Козырев, будучи самым интеллигентным.

На следующий день, оставив Петра сторожить начинающего возвращаться к жизни Лаврова, хотя тот уже отзывался и на Василича, Мухин, Карненко и, естественно, Козырев отправились на дело в Кирилловское. Дорога была не близкой. Пока ехали, Козырев и Карненко, сидя сзади, все спорили, как лучше поступить: сразу применить силовые методы убеждения или после того, как откажутся от взятки.
- Нет, ну это смотря, сколько дать, - не унимался Козырев, размахивая перед собой толстой пачкой долларов.
- Да не стоит он того! - оспаривал его Карненко, - на эту сумму можно месяц не просыхать!!!
- И все-таки...
- Ладно, вообще, может еще так отдадут...
Пока они спорили и выясняли, кто из них прав, Волга остановилась около диспансера.
- Это что, все что ли?
- Так, отлично, - обрадовался Карненко, - пока не встревайте. Я сам постараюсь все уладить.
- Только без рук.
- Не дрейфь.
ОПБ оказался довольно большой, огороженный колючей проволокой, по которой, по идее, должен был протекать ток. С каждой стороны по периметру расположены по 2 КПП с охраной. Вокруг самого здания газоны, елочки. Красиво.
Между тем из Волги вышли трое: 2 по форме и один гражданский. Обладая незаурядным телосложением, Карненко умудрился спрятать под кителем свой Шмайсер. Козырев шел от КПП к зданию больницы, распихивая по карманам деньги. Что-то было приготовлено на взятки, что-то на резерв, что-то на крайний случай. Ему все еще не верилось, что уже сейчас он увидится с Филей. Сразу ему сказать о контракте или подождать еще немного?
Пройдя через проходную, они наткнулись на бдительного охранника, потребовавшего от них предъявить документы. Карненко спокойно достал из внутреннего кармана свою корочку и так сильно ткнул ею в лицо тому, что тот отлетел метра на два назад. Не дожидаясь, пока он поднимется, все трое направились на третий этаж, где, судя по схеме, висевшей перед ними, находился кабинет глав. врача.
- Вам что, товарищи? - удивленно окинул взглядом троих вломившихся к нему в кабинет главный врач ОПБ.
- Спокойно, товарищ глав. врач, - Карненко сунул ему в лицо свою корочку, - по нашим оперативным сведениям вы незаконно удерживаете у себя 4 человека, начиная с 15. 03. 1982. Я требую выдать их нам немедленно, тогда, я думаю, что мы сможем договориться полюбовно.
- Ха, подождите, - подозрительно вежливо заговорил товарищ глав. врач, - что-то, ребята, вы вводите меня в заблуждение...
- Я тебя, мерзавец, скоро, в одиночную камеру введу, если ты откажешься работать со следствием!
- Не надо мне грубить, товарищ сотрудник!
- Я тебе не товарищ сотрудник!
- Ну, во-первых, вы даже не представились, а корочками тыкать, знаете где будете?!
- Чего? Я тебе тыкну!
Козырев вмешался весьма вовремя.
- Вы, видимо, его не так поняли...
- Все, я так понял. Присылают сюда всякую деревенщину неотесанную. Без протокола я вам все равно никого не отдам, даже не просите. К тому же их, если хотите знать, давно уже 4, а не 5, начнем хотя бы с этого.
- Кто деревенщина?!!! - стал расстегивать китель Карненко.
- Стойте, стойте!!! - Козырев понял его намерения и схватил его за руки, - как это 4?
- Я не обязан перед вами отчитываться.
- В СИЗО тебя отчитают!!! По всем статьям!!! Мы там с тобой обязательно увидимся.
- Скорее мы здесь с тобой скоро увидимся.
- Да заткнитесь вы оба!!!, - заорал Козырев теряя контроль над собой, - где пятый человек?!!!
- Теперь из принципа не скажу.
- Нет, скажешь, - Козырев выхватил из-за пазухи ПМ.
- Ха-ха, родной, - спокойно сказал тот, - не имеете права.
Тут наступил черед Карненко, и он быстро достал из-под кителя свой Шмайсер.
- Он нет, а я да, - рявкнул он и подмигнул Козыреву.
Мухин расстроено похлопал себя по карманам, но достать ему было нечего.
- Ну вы ответите за это, - прошипел товарищ глав. врач.
- Ой-ой-ой...
- Где наши парни?!!!
- Ах они уже ваши парни? Да вы и не менты вовсе...
- Не гони на ментов, - ткнул его автоматом Карненко, - отвечай!
Товарищ глав. врач закурил сигарету.
- Если я даже вам скажу, где они, что дальше.
Козырев положил на стол 3 пачки долларов, но товарищ глав. врач не спешил их брать. Карненко смотрел, смотрел и не вытерпел. Он схватил одну пачку и сунул ее в карман.
- Ты что, с ума сошел, на дерьмо баксы переводить.
- Положи на место, - тихо сказал товарищ глав. врач.
- Чего?! Да я тебя лучше пристрелю сто раз, чем доллары отдам!
- Эх, ладно, - товарищ глав. врач открыл стол и смахнул туда 2 оставшиеся пачки долларов, - стоило ли весь этот спектакль разыгрывать, переодеваться, автоматы сюда проносить?
Он снял трубку телефона и стал набирать чей-то номер.
- Эй, трубку положь! - рявкнул Карненко.
- Спокойно, я не собираюсь вас сдавать. Алло. Миша? Сейчас к тебе подойдет наряд милиции, выдай им тех четверых из 18 палаты. Они их перевозят. Все, я на тебя надеюсь.
Повесив трубку товарищ глав. врач ласково улыбнулся.
- Ну вот и все, желаю удачи.
- Идите, я останусь пока здесь, - сказал Козырев.
Карненко с Мухиным пошли к выходу.
- 18-ая камера на 4 этаже, - сказал товарищ глав. врач на прощанье.
Уже на выходе Карненко показал ему фак, научившись этому у Мухина, но тот, естественно, ничего не понял.
- Зачем они вам? - искренне любопытствуя, спросил товарищ глав. врач.
- За делом, - не спуская с него пистолета, ответил Козырев, поглядывая в окно.
Спустя еще 10 минут от центрального входа стала быстро удаляться толпа из 6 человек. Двоих пытался утащить Карненко, правда они яростно сопротивлялись, еще двое, те, что были поспокойнее, шли вместе с Мухиным и даже о чем-то беседовали.
- Пошли, проводишь, - сказал Козырев.
- Куда еще, мы так не договаривались.
- Мы, вообще, ни о чем еще не договаривались.
- Ну знаешь...
- Пошли, пошли.
Спустившись на лифте, они очутились в вестибюле. Несчастный вахтер, немного покалеченный визитом Карненко, злобно покосился на Козырева, но промолчал. Пройдя мимо него они быстро дошли до КПП.
- Ну, все? - спросил товарищ глав. врач.
- Все. Спасибо вам. Я думаю, теперь, мы договорились?
- Приятно работать с деловыми людьми.
Когда Козырев садился в машину, товарищ глав. врач незаметно шепнул охраннику на КПП.
- Запиши их номера...

К оглавлению
На мобильных устройствах страница администртора недоступна!