156 просмотров

Про Петрова

Возвращаясь довольно поздним вечером домой, охранник гаражного комплекса Петров, будучи изрядно навеселе, решил изменить свой маршрут и пошел в обход пустыря, чтобы хоть немного освежиться. Стоял июль, сверчки дружно стрекотали в кустах неизвестную никому мелодию, а Петров пробирался сквозь незнакомые ему дебри. Как вдруг пустырь мог превратиться в незнакомый ему бурелом, он не понимал. Тогда, чтобы не терять попусту времени, он пошел на пролом, но довольно скоро совершенно выдохся и рухнул на землю.

Очнулся он от того, что кто-то тяжело дышал над ним. Это была дворняга Спичка. Значит он рядом с домом, смекнул Петров и с трудом встал на ноги. Оглядевшись по сторонам, стало ясно, что непролазные джунгли, в которых он блуждал не меньше получаса, оказались огородом Марьи Потаповны. Петров поправил несколько безнадежно выкорчеванных кустов малины, чтобы было не так заметно его недавнее присутствие, и поспешил поскорее убраться подальше.

Но, как только он начал перелезать через проволочную ограду, Спичка отчаянно взвыла и стала бешено лаять во все стороны. Немедленно зажглись окна, и из-за занавески высунулась седая голова пенсионерки. Петров что есть силы дернулся вперед и, разорвав штаны, свалился вниз. Марья Потаповна еще долго что-то кричала вслед то Петрову, то Спичке, но ни тот, ни другой не обращали на этот крик никакого внимания. Отойдя от огорода так, чтобы криков пенсионерки не было слышно, Петров сел на лавку. Перед ним был выбор: идти домой и получать от жены, либо остаться тут и ночевать тут же. В принципе, вот он уже и дом прямо перед носом, но идти было страшновато, и Петров решил, что 10 минут ему вполне хватит, чтобы набраться побольше храбрости. Скоро подбежала Спичка, как всегда явившись из ниоткуда. Но на этот раз она тащила в зубах какой-то увесистый пакет.

- О, - промычал Петров, когда собака остановилась около него, - чего это мы тут несем?

Спичка неохотно выпустила пакет из пасти, и Петров аккуратно заглянул внутрь. После этого он молчал не менее минуты, прежде чем поставил пакет рядом с собой на лавку и извлек оттуда нарезанную колбасу, бутылку коньяка и толстый кошелек, в котором позднее он насчитал 6 с лишним тысяч рублей.

- Гав, - недовольно прокомментировала Спичка то, что Петров нагло присвоил себе ее находку.

- Да ладно, ладно, - погладил ее тот и вручил несколько кусков колбасы, - остальное тебе ни к чему.

Отхлебнув немного коньяка, Петров поудобнее пристроился на лавке и поглядел на потухшие окна своей квартиры на четвертом этаже.

- Спишь, истеричка, - вспомнил он о жене и еще раз хлебнул из бутылки, - а у меня вот, что есть.

И Петров снова достал бумажник и снова пересчитал все до копейки – 6 тысяч 423 рубля, 58 копеек. Теперь оставалось лишь грамотно пронести все это богатство домой и подальше спрятать до лучших времен. Начинало холодать, поэтому Петров начал действовать быстро. Спичка покончила с колбасой и уютно устроилась под лавкой, свернувшись клубочком. Петров почесал затылок. Если с деньгами проблем практически не было, то пронести в квартиру незаметно коньяк было проблематично.

- Эх, будь что будет, - наконец плюнул он, так и не придумав ничего лучше, чем спрятать все в подъезде, а поутру забрать.

Деньги он спрятал под обложку паспорта, а сам паспорт вдобавок обернул в носовой платок и убрал подальше в карман. Так и пошел домой. Но далеко уйти от лавки, на которой он сидел, Петров не успел, так как скоро за спиной он услышал до боли знакомый женский голос.

- Ну что, подонок, отдыхаешь?

Да, это была именно она, его жена Софья Петрова. И что это вдруг именно сегодня она пошла его искать?

- Приве… привет…., - глупо улыбнулся Петров, пытаясь спрятать в кусты свое богатство.

- Что там прячешь?! Водку? – прожигающим взглядом глянула она сначала на мужа, затем на кусты.

- Да нет, мусор…

- Сам ты мусор, - и жена грозно отпихнула Петрова от кустов и тут же изъяла оттуда и коньяк, и остатки колбасы, - ну? Что скажешь?

Петров понял, что он крупно попал. Все его мысли враз перемешались. И никакого разумного объяснения он, естественно, придумать не смог.

- Пошли домой, - приказала Софья, - там поговорим.

И Петров покорно поплелся вслед за ней, на ходу незаметно проверяя, остались ли на месте деньги.

- Давай садись, паразит, - затолкнула Петрова на кухню жена, - сидеть я сказала!! Сядь!!

Совсем озверела, подумал Петров и плюхнулся на стул. Софья поставила перед ним бутылку коньяка и бросила колбасу, которая проехав по всей столешнице упала на пол.

- У кого был? – начала она допрос, - я ее знаю?

- Да не был я…

- По-твоему я дура? – Софья изобразила идиотскую гримасу, так что действительно стала похожа на дуру, - ты бы в жизни не потратился на коньяк и уж тем более на колбасу!

- Почему? Я хотел сделать тебе сюрприз. Мне дали премию, вот я и….

- Врешь ведь, - в глазах Софьи возникла искорка доверия, - за что тебе премию то давать?

- Не вру, - уверенно произнес Петров и потянулся к своей начатой бутылке коньяка.

- И где эта премия? – ловко перехватила бутылку Софья, - только не говори мне, что это все, на что тебе хватило.

- Ну да, вообще то именно это я и собирался сказать, - и Петров снова потянулся к бутылке, и снова Софья ее перехватила и на этот раз исчезла со всем коньяком в комнате.

Петров остался один и, моментально воспользовавшись моментом, сунул паспорт между кастрюль в шкафу, а затем, как ни в чем не бывало, уселся на прежнее место. А в это время в комнате Софья закончила прятать добытое и теперь ее терзала сложная дилемма.

- Вот сволочь! – решила она, - ведь наверняка у него остались деньги. Если я ему сейчас налью, он скорее всего станет рассеянным и сболтнет…

И она достала из комода, который закрывался на ключ, бутылку водки. И уже собираясь покинуть комнату, Софья вдруг остановилась.

- А если нет? – и она снова открыла ключом комод, - тогда он выпьет ее просто так. Нет, это не дело.

Поставив водку обратно, она снова погрязла в раздумьях.

- Что же делать?! Так интересно, сколько у него там денег, чтобы потратиться на колбасу и коньяк. А если и вправду это не его? Но тогда чье? А, будь, что будет…, - и с этими словами и с водкой она покинула комнату.

- Дорогой, - с улыбкой достойной Голливуда Софья буквально влетела на кухню.

Но Петров тоже был уже стрелянным воробьем, причем не раз, и он прекрасно понимал, к чему она клонит. Хорошо, что перепрятал, подумал он, глядя, как жена, даже не спросив его, наливает ему полную стопку.

- Я не хочу, - сквозь зубы прошипел Петров, отодвигая стопку назад.

- Почему? – с удивленным видом Софья подвинула ее обратно мужу.

- Потому что лучше…., - чуть было не проговорился Петров, - лучше лечь спать трезвым. Да…

- Ну как хочешь, - равнодушно отреагировала Софья и не прогадала

- Погоди, - сказал Петров и опрокинул рюмку в рот…..

Проснулся Петров здесь же на кухне. Жены дома не было.

- Где это я? – спросил он сам себя и весьма удивился, поняв, что он у себя на кухне.

Быстро листая воспоминания, оставшиеся от вчерашнего дня, точнее вечера, а еще точнее ночи, Петров почему то остановился на собаке Спичке.

- Спичка, Спичка, Спичка… Что же могло это значить. Почему именно она? Так, Петров, думай, вспоминай, откуда она могла взяться, - он стал ходить взад-вперед по комнатам, пока наконец не метнулся к шкафу с кастрюлями.

Дикий рев сотряс не только квартиру Петровых, но и наверное, весь подъезд.

- Ой дурак, ой дурак, - кричал Петров на свое отражение в зеркале, - лох, лох, лох.

Так бы он и кричал, если бы в дверь не позвонили.

- Ага!, - злорадно подметил он, решив, что это жена, - нагулялась, все, наверное, уже истратила.

Но на пороге стоял здоровенный детина. Петров от неожиданности шарахнулся в сторону, но детина успел схватить его за плечо и удержать на месте.

- Ты что ль Петров? – пробасил детина.

- Я, - глупо согласился Петров.

- Где коньяк?

Нехорошая мысль пробежала у Петрова в голове, совсем нехорошая.

- Не знаю…

- Слышь, мужик, ты чо, тупой? - не отставал детина, - да я тебя сейчас тут порешу.

- Слышь, упырь, - внезапно послышалось откуда-то сзади.

- Это тебя, видать, - не отпуская Петрова сказал детина.

- Да, дорогая, - выглянул из-за здоровой спины мужика Петров.

- Да не ты, - крикнула Софья, - слышь, шкафина, я к тебе обращаюсь. Тебе чего от моего мужа надо?

- Не, ну вы достали, - медленно повернулся детина, засучивая рукава, - видит Бог, я хотел с вами по-хорошему. Я хотел все миром решить.

- Экий ты миролюбивый, - Софья также положила на пол набитые обновками сумки и засучила рукава по локоть, - а ну вали отсюда, шпана.

- Ну, баба, это твой финиш. Я тебя буду медленно убивать.

- Товарищи…, - попытался влезть Петров, видя, что сейчас в подъезде начнется что-то страшное.

- Заткнись! - хором закричали оба противника, - и дверь закрой.

Петров покорно закрыл входную дверь и стал слушать. Через минуту послышался звон разбитого стекла, мат, треск порванной одежды, глухие удары головой о стены. Это все продолжалось минуты 3, затем все стихло, а еще через минуту подъезд сотряс дикий хохот. Петров от удивления даже присел, такого он явно не ожидал.

- Ну давай, ладно, нормально все. Удачи тебе, Костя, - послышался веселый голос Софьи

- До свидания, Софья Валерьевна, извините меня, - прощался детина.

Скоро входная дверь открылась, и вошла Софья с фингалом под левым глазом. Но, не смотря на это, вид у нее был более довольный, чем даже в день зарплаты.

- Как ты? – спросил муж.

- Прекрасно, - прижала к себе мужа Софья, - такой милый мальчик, даже жалко было его бить. А я тебе, кстати, новые тапочки купила.

- Молодец ты у меня, - поднял ее на руки Петров и потащил в спальную, опрокидывая по дороге разные мелочи, мешающиеся на пути.


К оглавлению

Маша:

Отличный рассказ! Я восхищена!

Добавлено: 01.10.2016 в 16:20

Оставить свой комментарий

На мобильных устройствах страница администртора недоступна!