151 просмотр

Эсэмэска (или ох уж эти женщины)

Сегодня Геннадию действительно повезло. Сегодня его настроение было на пике высоты. Довольный собой и полный прекрасных идей и перспектив, открывшихся в мгновение ока, он вышел из душного офиса, который в этот момент казался ему милым и уютным гнездышком, на свежий воздух. Все вокруг пело и дышало любовью к нему, к счастливцу и просто удачливому человеку. Что же произошло? Просто его заметили. Да, для Геннадия это вроде бы, незначительное событие было равносильно нобелевской премии. На него наконец-то обратили внимание. И ни кто-нибудь, а сама директриса Зоя Александровна. Она так и сказала ему: «Геннадий Андреевич, вы, я думаю, засиделись на своей должности. Мне очень понравился ваш последний отчет. Я думаю назначить вас на место недавно распрощавшимся с нами зама отдела». Это был настоящий триумф. Семь лет бесперспективного труда все-таки не прошли даром.

С лучшими переживаниями, на которые он только был способен, Геннадий бодро шагал по весенней улице, напевая на ходу какую-то, одному ему известную, мелодию. Хотелось скорее сообщить о радостной вести всем, кого он знал. Родителям, друзьям, любимой девушке. Боже! Геннадий вспомнил о вчерашней ссоре с Верой. Ну, теперь-то все будет прекрасно. Как только она узнает, что его в скором времени назначат ни кем-нибудь, а самим заместителем начальника отдела продаж, она забудет обо всех его недостатках. Не теряя времени, он полез в телефон и быстро настрочил «Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ. Я ТЕБЯ ВСЕГДА ЛЮБИЛ». Нет, решил он, пусть узнает о назначении вовремя. Волнуясь от невольно пробегающей перед глазами картины того, как он преподносит Вере радостную новость, и она бросается ему на шею с объятьями, Геннадий быстро передал смс и с чувством выполненного долга запрыгнул в подъехавший к остановке автобус.

На следующий день Геннадий явился на службу раньше обычного. Теперь, уже чувствуя высокий чин и ответственность, он не мог себе позволить хоть какой-нибудь маломальский прокол, портящий его репутацию. Надо отметить, что впечатление на Веру ему удалось произвести, хотя смс с признанием в любви она так и не получила. Но да всякое случается у мобильных операторов. Геннадий откинулся в кресле и погрузился в мечты о скором назначении и о достижениях в карьере, на которые он, как ему казалось, был способен.

- Привет, - прервал грезы Геннадия приятный женский голосок, доносившийся откуда-то из его подсознания, - ты сегодня рано. Геннадий дернулся от неожиданности и попытался прийти в себя. В дверях его кабинета стояла молодая блондинка с пышными волосами и чересчур ярко выраженной улыбкой.

- Доброе утро, Лена, - наконец признал в ней бухгалтера Геннадий, - прекрасно выглядишь. Тебе такая прическа очень идет.

- Спасибо, я знаю. И все? - удивилась та, и игриво вошла в кабинет, как будто это были ее личные апартаменты, - вчера ты был более любезен со мной.

Геннадий стал судорожно перебирать вчерашние события, пытаясь объяснить себе ее реплику, но Елена в них никоим образом не участвовала.

- Прости, я не совсем тебя понимаю, - наконец ответил он, давая понять ей, что она немного не вовремя пытается с ним шутить.

В ответ блондинка сделала обиженную гримасу.

- А как же смс? - искренне удивленно пробурчала она, - вот смотри, я даже сохранила: Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ. Я ТЕБЯ ВСЕГДА ЛЮБИЛ.

- Смс? Ой, елки палки, - понял Геннадий, - Леночка, прости ради Бога. Я по ошибке...

Но девушка, как назло, закатила такой плач, что настроение у Геннадия упало намного ниже того уровня, в каком он пребывал последние лет пять, вкалывая от звонка до звонка без каких бы то ни было похвал и заслуг. Никакие слова поддержки в адрес оскорбленного бухгалтерского самолюбия не давали малейшего эффекта.

- Леночка, ну прости меня, ну ошибся, не ту кнопку нажал..., - пытался оправдаться Геннадий, чтобы та успокоилась, пока никого в офисе еще нет.

- Подлец!!! - еще больше разревелась Елена и в следующую секунду бросилась ему на шею, - Геночка, я же люблю тебя! Ну, пожалуйста, ну скажи, что ты ко мне тоже неравнодушен. Я с ума сейчас сойду...

- Лена, но у меня есть девушка...

И тогда она, смахнув заодно все вещи со стола, с истошным криком, переходящим в животный вой, выбежала из кабинета. Геннадий, едва осознающий, что только что произошло, медленно спустился на пол и начал лениво поднимать разбросанные по всему кабинету вещи. В этот момент к нему вошла директриса.

- Геннадий Андреевич, доброе утро..., - удивленно посмотрела она на стоящего на коленках подчиненного, - объясните мне, что случилось с нашей Леной?

- Ну вот, началось, - подумал про себя Геннадий.

- На ней лица нет. Я ничего не понимаю, - не унималась начальница.

- Зоя Александровна, я сейчас все объясню, - тотчас же забыв про беспорядок, вскочил Геннадий, - понимаете, я вчера по ошибке послал ей смску, что я ее люблю... Вместо своей девушки... А я на самом деле не люблю... Вот она и...

- Очень некрасиво с вашей стороны. Я думаю вам нужно срочно пойти и извиниться.

- Я пытался, но она только психует.

- Решайте сами, но чтоб сцен в офисе больше не было. И приберитесь тут, наконец. Развели, черт знает что!

- Да, я мигом.

Проклиная на ходу то, что он вообще зачем-то сохранил телефон Елены у себя в телефоне, Геннадий начал быстро подбирать с пола скрепки и кнопки, которыми был усыпан весь ковер вокруг стола. Плакала моя должность, начал зачем-то напевать он в пол голоса, когда вдруг зазвонил телефон у него в кармане.

- Алло, Гена, - окончательно добил его заплаканный голос Елены в трубке, - ты прости меня за все, ладно. Я просто...

- Ладно, ладно, Леночка, ты тоже меня прости за эту глупую выходку.

- Гена, я, правда, тебя люблю, - не унималась она, - давай сегодня куда-нибудь сходим. Удели мне всего один день, чтобы я успокоилась. А?

От злости Геннадий снова разбросал скрепки по полу. Он уже начал ненавидеть привязавшегося к нему бухгалтера.

- Лена, - собрав последние остатки воли, выдавил из себя он, - у меня есть девушка. Я ее люблю. Ты прости меня за то смс, но я не виноват в том, что я тебя не люблю.

Как уже и предвидел Геннадий, на другом конце раздались громкие рыдания. Он уже хотел отключить телефон, как вдруг там послышался другой, незнакомый ему голос.

- Ты что ж девочку доводишь до таких срывов, изверг?

- Кто это? - изумился Геннадий, - каких срывов?

- Ну не плач, доченька, - послышалось менее отчетливо, - вот я до тебя доберусь, подлец!!!

Геннадию стало не по себе. Перспективы карьерного роста уже казались чем-то недосягаемым. Хотелось просто убежать из этого замкнутого круга. Просидев почти без движения около получаса, он решил позвонить Вере.

- Алло, Верунь, - наконец-то услышал любимый голос Геннадий, и это немного приподняло его настроение, - слушай, давно хотел тебе сказать, как сильно тебя люблю.

- Я тоже тебя люблю, милый, - ответила Вера, - как ты там, справляешься с навалившейся работой?

- Конечно..., - в этот момент зазвонил второй телефон на столе, - да... алло, Вера, я перезвоню...

Надеясь, что есть сил, что это все-таки не Елена, он снял трубку.

- Геннадий Андреевич, зайдите ко мне, - в приказном порядке пригласила его к себе Зоя Александровна.

- Слушаюсь, - глупо согласился Геннадий и с отсутствующим взглядом положил трубку мимо телефона.

Присев обратно в кресло, он собрал в одно целое постоянно разбегающиеся в голове мысли и попытался понять, как одна маленькая смс могла так испоганить всю его карьеру. Что он такого сделал? Ну не любит он ее, но это не его вина. Мало ли безответных чувств на земле? В общем, так и не найдя ответа на сей риторический вопрос, он вышел из кабинета и побрел с внешностью провинившегося второклассника в сторону кабинета директора.

- Вызывали, - предчувствуя тему разговора, заглянул в комнату Геннадий.

- Заходите, Геннадий Андреевич, - каким-то неестественным голосом ответила директриса, - догадываетесь, почему я вас вызвала?

- Думаю, да...

Она положила перед ним листок бумаги.

- Вы меня увольняете? - испуганно пробормотал Геннадий, - за что?

- Нет не вас, Елену.

- Как? Из-за меня? Но...

- Нет , она сама попросилась. Сказала либо вы, либо она. Я выбрала вас.

- Но я... То есть...

Геннадий хотел провалиться под землю. Комок к горлу подступил настолько сильно, что просто душил его изо всех сил. Он взял лист, который перед ним лежал и, путаясь в строчках, начал читать: «После такого нечеловеческого обращения со мной со стороны Зайцева Геннадия, я не в состоянии выполнять служебные обязанности, постоянно чувствуя на себе его похотливый взгляд...».

- Но это же бред, - изумился он, прочитав последние строчки заявления, - Зоя Александровна, ну хотя бы вы мне верите?

- Можно сказать, что верю. Но в данной ситуации я исхожу лишь из служебных интересов. Как начальник отдела продаж вы мне более дороги, чем она. Единственное, я бы попросила вас все-таки поговорить с ней. Может быть, все таки и не дойдет до увольнения. Я пыталась ее успокоить, но она и слышать ничего не желает. Только и повторяет ваше имя.

- Зоя Александровна, я уже пытался и не раз.

- Ну, дело ваше, - и она размашистым росчерком пера подписала заявление Елены, - можете идти.

Когда он вышел из кабинета, Елена выходила на улицу и вдруг резко обернулась и посмотрела Геннадию в глаза.

- Лена! - резко позвал он ее, - подожди.

Но та выскочила на улицу, демонстративно хлопнув тяжелой металлической дверью. Тут же Геннадий почувствовал на себе десятки пристальных, укорительных взглядов. Перешептывание, сопровождающее этот процесс, резко стало сводить его с ума, и он поспешил укрыться в кабинете. Усевшись за стол, Геннадий хотел приступить к работе, но внутреннее состояние не давало сосредоточиться. Чтобы хоть как-то отвлечься, он снова рассыпал на столе скрепки и стал, не спеша, собирать их обратно в коробку. Но надолго его не хватило. В итоге через час Геннадий отпросился домой.

На этот раз люди на улице не улыбались ему, как вчера. Погода тоже не радовала, и моросящий дождь вот-вот норовил перейти в ливень с грозой. Поднявшись на этаж, Геннадий хотел одного - прижаться к груди любимой Веры и хотя бы до завтра забыть о случившемся инциденте на работе. Завтра все будет по-другому. Никто его не осудит, в принципе, его вины как таковой здесь нет. Но квартира была пуста. Веры не было. Геннадий перепугался не на шутку. Выхватив свой телефон, он быстро набрал номер Веры - абонент недоступен.

- Вера!!!! - закричал он и бросился по комнатам, - Вера!!!

Наконец на кухне он обнаружил небольшой листок, на котором Вера написала прощальное письмо. «Не знаю, из каких побуждений она мне все это рассказала. По началу я не верила, но, зная тебя и твое непостоянство, все как-то слишком логично стало складываться в единую цепочку. Я догадывалась, что ты мне изменяешь. Я даже не виню тебя. Теперь, когда тебя повысили, тебе даже престижно иметь любовницу, но я так жить не смогу. Я не стану тебе ничего объяснять, не стану просить у тебя прощения, да и не за что, в общем. Я просто уйду. Уйду навсегда. Прощай, Геночка, и самое главное, не пытайся меня найти, я тебе все равно уже не поверю. Все, прощай. Вера».....

Геннадий опустился на стул и заплакал. А за окном уже вовсю хлестал по стеклам ужасный ливень и раскатами грома напоминала о чем-то далеком и недосягаемым веселая майская гроза...


К оглавлению

Оставить свой комментарий

На мобильных устройствах страница администртора недоступна!